Czesław (czeslaw_list) wrote,
Czesław
czeslaw_list

История формирования беларускай народности

 

Текст из книги «Предыстория беларусов» - Балтский субстрат в формировании беларуской народности

Каждая современная нация имеет древние корни. Объединение людей в социальные общности происходило постепенно. Первые социальные общности – племена. На основе разных племен (тех, что издревле жили на местах своего образования, и тех, что пришли туда позже) формировались народности. Еще позже на основе народностей возникали нации.

Современная мировая историография чаще всего руководствуется теорией цивилизаций Арнольда Джозефа Тойнби (1889—1975). Согласно ей, различные нации появились в процессе развития локальных цивилизаций. Определяющую роль в развитии таких цивилизаций играло развитие духовной культуры, находившей концентрированное выражение в той либо иной форме религии. Отталкиваясь от теории цивилизаций, рассмотрим особенности формирования беларуской народности.

Прежде всего упомянем теорию нашего выдающегося учёного Ефима Карского (1860—1931). Он на основе археологических, этнографических, фольклорных и летописных данных показал последовательный процесс формирования беларуской народности, отличной от соседних – российской, летувисской, латышской, украинской, польской. Карский пришел к выводу, что беларуская народность в основном сформировалась в XI—XII веках на основе трех восточнославянских племен – радимичей, дреговичей и кривичей, при участии некоторых племен западных славян и балтов (1).

В 90-е годы XX века были опубликованы книги беларуского историка Николая Ермоловича (1921—2000) древней Беларуси. На основе богатейшего исторического материала, в первую очередь древних летописей, он рассмотрел сложный процесс формирования самобытной беларуской народности.

В отличие от Карского, Ермолович утверждал, что беларусы не славяне, а славянизированные балты. Славянизация балтов, по его мнению, растянулась на всю нашу историю. Важнейшим фактором этногенеза беларусов явилось взаимное проникновение и смешение племен кривичей, дреговичей и радимичей. Полочане стали результатом смешения кривичей и дреговичей.

balty-01

Ермолович также доказывал, что необходимо различать древнюю (летописную) Литву и современную Летуву. Древняя Литва, по его мнению, находилась на территории нынешней Беларуси: с севера на юг – между Молодечно и Пинском, с запада на восток – между Новогородком (Новогрудком) и Минском (2).

1358794409_kivska_rus_pslja_jaroslava_mudrogo_karta

По Ермоловичу, с IX до середины XIII века главный вектор истории Беларуси определял Полоцк, затем его сменил Новогородок. Именно Новогородское княжество стало центром формирования Великого Княжества Литовского, именно здесь был коронован первый правитель нового государства Миндовг (ок. 1195—1263) – предположительно, в 1246 году.

Позже новое государство получило название «Великое Княжество Литовское, Русское и Жамойтское». Литовское – это беларуское, так как почти до конца XVIII века западная и центральная Беларусь именовалась Литвой; Русь – это юго-восточная Беларусь и северо-восточная Украина, а Жамойтия – западная и центральная часть нынешней Летувы.

Начиная с середины XV века, наши земли не давали покоя московским царям. Московский великий князь Иван III первым заявил, что он «царь всея Руси», и что «Малая Русь» (Украина) и «Белая Русь» (Литва) – вотчины Москвы» (3).

За 475 лет полчища московских властителей 18 раз вторгались к нам с огнем и мечом: 1) 1445—1449 гг.; 2) 1492—1494 гг.; 3) 1500—1503 гг.; 4) 1507—1508 гг.; 5) 1512—1522 гг.; 6) 1534—1537 гг.; 7) 1563—1582 гг.; 8) 1632—1634 гг.; 9) 1654—1667 гг.; 10) 1704—1708 гг.; 11) 1770—1772; 12) 1792 г.; 13) 1794—1795 гг.; 14) 1812 г.; 15) 1830—1831 гг.; 17) 1863—1864 гг.; 18) 1918—1920 гг. В сумме – 80 лет кровавых бесчинств!

Наиболее разрушительными среди всех этих войн были три: вторжение войск великого князя Ивана IV в 1563—1582 гг.; религиозная война царя Алексея Михайловича в 1654—1667 гг., война русских со шведами на нашей территории в начале XVIII века.

Что касается войны царя Алексея Михайловича, то беларуский историк и писатель Владимир Орлов дал ей следующую характеристику: «Это была самая страшная и кровавая война за всю историю Беларуси» (4).

Орда московских захватчиков прошла тогда от Смоленска до Вильни, Гродно и Бреста, убивая людей, сжигая города и деревни, поля и даже леса. Триста тысяч крестьян и горожан были уведены в Московию, превращены в рабов ее князей и помещиков. После той войны «население /в границах современной Беларуси/ уменьшилось более, чем наполовину: если перед войной оно достигало 2 млн 900 тысяч человек, то к 1667 году осталось около 1 млн 350 тысяч. Потеряно примерно 53 %. В восточных и северных поветах Беларуси потери населения были ещё больше. В Полоцком повете они составили 75 %, в Мстиславском – 71,4 %, в Оршанском – 69,3 %» (5).

Во время войны царя Петра I со шведами оба противника повсеместно убивали жителей Беларуси, отбирали у них продукты, домашний скот и лошадей, жгли города и селения, замки и имения. В результате численность населения, еще не успевшего за 40 лет полностью восстановиться от последствий предыдущей агрессии, сократилась на треть!

Этими двумя войнами московские агрессоры надолго остановили процесс формирования беларуской нации. Тотальное уничтожение населения и материальных основ его жизни самым негативным образом отразилось на всех сторонах жизни литвинов и русинов, в том числе на языке и культуре. Утратив свою элиту (шляхту и зарождавшуюся в городах буржуазию) – так как именно эти слои населения понесли наибольшие потери – беларусы в своем подавляющем большинстве остались крестьянами. А в городах с тех пор преобладали польский язык, польская культура и католическая религия.

ххх

После того, как Россия захватила земли бывшего ВКЛ, то есть с конца XVIII века, российские учёные и политики настойчиво утверждают, что самобытная беларуская народность никогда не существовала. Она – всего лишь часть русского народа, известная под названием «западных русских». Якобы у нас единый генофонд (славянский), единый язык (русский) и единая вера (православие).

Для начала скажу, что сама Россия – вовсе не Русь и не славянское государство. Это прекрасно показал в своей книге «Тайны беларуской истории» Вадим Деружинский. Помимо многочисленных исторических фактов он привел данные исследований генетического фонда россиян учеными из Российской академии медицинских наук (РАМН). Сотрудники лаборатории популяционной генетики человека РАМН с 2000 по 2006 год изучали ДНК русских в России и установили, что «генетический код русских россиян больше всего соответствует генетическому фонду мордвинов (это практически один и тот же народ), аналогичен финнам и татарам» (6).

Изучение генетического фонда региональных популяций сельского населения Беларуси показало принципиальное отличие его от популяций центральной России по всем основным маркерам. У коренных жителей Беларуси нет ничего ни от тюрков, ни от финнов, ни от угров. То есть, генетически беларусы и русские не имеют ничего общего друг с другом.

Несколько слов о так называемом «единстве» беларуского и русского языков. По своему происхождению, грамматике, фонетике и лексическому составу это два разных языка.

Сравнивая язык беларуских крестьян периода XVIII—XIX веков (когда он еще не подвергся насильственной русификации) с языком крестьян центральной России, ученые установили полное отсутствие тюркской лексики в беларуском языке. Грамматический строй беларуского языка индоевропейского типа, а русского – угро-финского типа. Фонетические различия между беларуским и русским языком очень велики и сегодня. Беларусы дзекают, цекают, гэкают, акают…

Беларуский язык в своей старинной форме был государственным в ВКЛ. Великий князь Литвы Ягайло, который с 1386 года стал королем Польши под именем Владислава II, восседая на престоле в Кракове, разговаривал с польскими придворными и воеводами на беларуском языке. Они его понимали. Кстати, поляки и сегодня без особого труда понимают беларуский язык – в отличие от русского.

На старобеларуском языке в ВКЛ печатали книги, составляли государственные и частные документы. На этом языке канцлер Лев Сапега издал в 1588 году знаменитый «Статут Великого Княжества Литовского», фактически первую конституцию в Европе, ибо этот свод законов и постановлений регулировал все сферы жизни общества – политическую, экономическую, социальную и культурную. В России первая конституция появилась только в начале ХХ века.

Захватив беларуские земли, царские, а затем и советские власти систематически вытесняли беларуский язык из государственных учреждений, школ и церквей, заменяя его русским. Одновременно они целенаправленно уничтожали нашу интеллигенцию – сначала шляхетскую, потом – разночинную и, наконец, крестьянскую. В результате за 220 лет оккупации большинство беларусов вынужденно перешло на русский язык.

Тем не менее, в ходе последних переписей населения (в 1999 и 2009 гг.) большинство жителей Беларуси (около 80 %) назвало своим родным языком беларуский, при этом 37 % опрошенных лиц заявили, что дома они разговаривают на беларуском языке.

Да, сегодня имеется видимость языковой близости между народами России и Беларуси. Но беларусы остались беларусами. За 220 лет мы сохранили отождествление себя со своим древним языком. Придёт время, и он вернет свои позиции. Снова в городах и деревнях повсеместно зазвучит ласкающая душу мелодия беларуской «мовы».

Нет у нас с россиянами и религиозного единства. После перехода местных жителей от язычества к христианству (что заняло очень много времени) на беларуских землях сначала утвердилось арианство, затем православие греческого толка (но не московского образца), а затем униатство, объединившее в себе католицизм и православие.

В течение четырёх веков (XV—XVIII) беларуские крестьяне и горожане молились в униатских церквах. К концу XVIII века до 80 % беларуского населения было униатским (7, с. 5). Был свой митрополит, свои епископии (Владимирская, Пинская, Полоцкая, Смоленская, Холмская); вели учебную и просветительскую работу униатские монастыри (Виленский, Жировичский, Лаврищенский, Новогрудский и другие); действовали униатские типографии, выпускавшие религиозную и светскую литературу на беларуском языке. Функционировали униатские учебные заведения: главная семинария в Вильне готовила кадры высшего духовенства, Полоцкая и Жировичская семинарии готовили священников. Все они работали на беларуском языке.

Такая ситуация очень не нравилась московскому патриарху, которому подчинялись немногочисленные православные церкви, почти все находившиеся в восточной Беларуси. После захвата беларуских земель российские монархи – Екатерина II, затем её сын Павел I и внук Николай I – вели целенаправленную политику по уничтожению униатства. Министр внутренних дел России Д. Блудов поставил задачу губернаторам западных губерний и православной митрополии в Беларуси «перетворить униатов с полуполяков, римских католиков в преданных сынов нашей церкви и России» (7, с. 14).

Сначала закрыли униатские семинарии, заставили униатов учиться в православных учебных заведениях Москвы или Санкт-Петербурга на русском языке, изучать каноны и обряды православной церкви. Униатские церкви наводнили библиями и богослужебной литературой на русском языке. Православные попы систематически являлись в униатские церкви, нагло взбирались на амвон и вели службу на русском языке по православному обряду. Униатских епископов, сопротивлявшихся таким действиям, переводили в рядовых священников, а священников отправляли в тюрьмы или ссылали в Сибирь. Было много протестов верующих униатов против «превращения» их в православных (7, с. 14).

Четыре десятилетия «претворения» представляли собой непрерывный поток лжи, клеветы, обмана, подкупа, угроз, арестов, ссылок, массовых экзекуций. В конце концов 12 февраля 1839 года униатским епископам пришлось подписать Акт присоединения униатской церкви к православной. Беларусы стали православными отнюдь не добровольно, а в результате открытого насилия властей Российской империи и руководства Русской православной церкви (РПЦ). При этом многие униаты предпочли перейти в католицизм вместо православия.

Сегодня наши власти поддерживают православную церковь в ущерб другим конфессиям. Они не придают должного значения тому факту, что беларуский экзархат РПЦ является принципиальным противником независимости Беларуси. Православные попы категорически не желают переводить богослужение и документацию на беларуский язык, постоянно призывают к «слиянию» маленькой Беларуси с огромной Россией – то есть, к добровольному отказу беларусов от своего суверенитета.

Однако, несмотря на все их усилия и ухищрения, православная церковь теряет свои позиции в Беларуси. Если в 50-е годы XX века у нас было примерно 400 тысяч католиков, то сейчас их в четыре раза больше. А общее число верующих в протестантских общинах различных направлений достигло 700 тысяч человек.

Некоторые группы верующих в Беларуси пока еще привержены российскому православию, но это вовсе не значит, что существует религиозное единство между русским и беларуским народами. Желать такого единства российские политики и церковные деятели могут, но добиться этого им не удастся.

ххх

Помимо великорусской, существует ещё одна шовинистическая теория происхождения беларуской нации. Ее придумали идеологи государства Летува. Один из них – историк Йонас Лауринавичус, чью статью «Старажытная Літва: цывілізацыя і дзяржава” в 2007 году в пяти номерах опубликовал минский журнал «Абажур»*. /* См. статью Й. Лауринавичуса «Литва и Беларусь» в альманахе «Деды» № 2 (2009 г.), с. 32—44 и там же (с. 45—63) ответ ему – статью В. Деружинского «Литва-Беларусь и Жмудь-Летува». – Прим. ред./

В прибалтийском ареале в доисторический период жило много разных племен. Среди них наиболее известны пруссы, ятвяги, дайнова, голядь, литвины, жамойты, латгалы, эсты. Но Лауринавичус всех их называет «летто-литовскими народами». Его шовинизм столь велик, что «доисторическую Литву» он объявил большей, чем Великое Княжество Литовское:

«Сопоставляя понятия «Древняя Литва» и «ВКЛ» необходимо подчеркнуть, что первое из них куда шире и глубже – как во времени, так и в содержании. Это – цивилизация» (8, с. 54).

Напомним Лауринавичусу, что в состав ВКЛ кроме Жамойтии (предшественницы Летувы) входили еще Беларусь и Украина, которые тогда назывались Литвой и Русью. Их общая площадь примерно в одиннадцать раз больше территории Жамойтии.

Объявляя все балтские племена доисторического периода «летто-литовским народом», Лауринавичус не может указать то общее для этих племён, что позволило бы считать их единой цивилизацией. У каждого из них была собственная языческая религия, своя обрядовая, бытовая и материальная культура. Так называемую «литовскую цивилизацию» Лауринавичус просто придумал.

Наряду с обоснованием концепции «литовской цивилизации» он во многих местах своей работы довольно грубо, не с научных, а идеологических позиций критикует беларуские учебники по истории. Так, Лауринавичус объявил преимущество славянского социума над балтским «мифологическим». В доказательство этого тезиса он привел ряд тезисов. В том числе такие: «политическая и военная активность этой цивилизации /жамойтской/ в нашем регионе в течение XI – XV вв.», «количество каменных крепостей в древней Литве XIV века, уровень хозяйства в ВКЛ XV века, оцененного современниками как «наилучшим образом организованное в Европе» (8, с. 55).

Он категорически не желает признать очевидные факты:

а) ни о какой политической активности жамойтов не могло быть и речи, так как у них не было своего государства;
б) вплоть до середины XVI века у них не было своей письменности, и до XVIII века – светской литературы;
в) все каменные крепости находились на территории современной либо исторической Беларуси;
г) высокий уровень развития сельского хозяйства в ВКЛ был у литвинов, русинов и поляков, но не жамойтов (у них даже в XIV веке основными источниками обеспечения населения продуктами питания являлись рыболовство, охота и собирательство, а не земледелие).

Упомянутые выше концепции формирования беларуской нации – лишь часть того, что сделано в этом направлении, особенно за последние 20 лет. Но в первую очередь нас интересует лишь одна из них. Речь идет о роли балтского субстрата в формировании беларуской народности.

Роль балтских племен в формировани беларуской народности

Данная концепция опирается на богатый исследовательский материал. Ее авторы скрупулезно прослеживают историю развития балтских племён всего прибалтийского ареала. Особенно тщательно они исследуют период появления славянских племён на той территории, которую ныне называют Беларусью. Большое внимание уделяют таким социальным явлениям как совместное проживание балтов и славян в поймах рек и вокруг озёр, совместная охота на крупных животных, обмен орудиями труда и охоты, браки между балтской и славянской молодежью.

Итак, в VI веке н. э. на территории будущей Беларуси впервые появились славяне. Они пришли с юга и смешались с местным населением. На этой территории уже более 2 тысяч лет проживали балтские племена.

Пришедшие в разное время славяне вошли в соприкосновение с балтскими племенами: ятвягами, дайновами, кривичами и другими. Они селились островками, то есть в одном месте жили балты, неподалеку в другом – славяне. Земли, лесов и воды в то время хватало всем. Явившись в разное время и с разных сторон, славяне осели в верхнем течении Немана, на Двине, Днепре, Припяти и Соже.

Материалы археологических исследований свидетельствуют, что балты широко участвовали в этногенезе славянских племен. Они вошли в их состав, приняли их быт, культуру. Славяне, в свою очередь, восприняли элементы быта, культуры и языка балтов. Так появились дреговичи (регион Припяти и Буга) и радимичи (регион верхнего течения Днепра и реки Сож). Процесс формирования единой народности беларусов выглядел как слияние местного балтского населения с пришлыми славянами.

Сохранение значительного слоя гидронимики балтского происхождения на беларуской этнолингвистической территории, формирование здесь особого антропологического типа населения, вместе с материалами археологии и этнографии свидетельствуют о том, что местное балтское население явилось этническим субстратом при формировании беларусов. Образование беларуского языка тоже происходило под воздействием балтских языков. Иными словами, предками беларусов являются, с одной стороны, местные жители, обитавшие здесь не менее 2-х тысяч лет до славянской колонизации и говорившие на диалектах балтских языковых групп, а с другой стороны – пришлые носители славянского языка, селившиеся здесь начиная с VI века.

Эту концепцию, именуемую «теорией балтского субстрата», сформировали и аргументировано доказали в своих исследованиях академик Ефим Карский, известный российский археолог профессор Валентин Седов, беларуский историк Николай Ермолович, польский лингвист Я. Розвадовский, американский лингвист Ю. Шерех и ряд других ученых.

В фундаментальном труде «Белорусы» и других книгах Карский предположил, что в XIII—XIV веках предки беларусов в ряде мест ассимилировали некоторые балтские племена, например, ятвягов и голядь. Сформировавшаяся таким образом беларуская народность и её язык оказали неоспоримое влияние на жамойтов, которые начали перенимать от беларусов их цивилизацию, постепенно осваивали язык и даже приобщались к христианской религии. Уже при великом князе Альгерде (в конце XIV века) правительство ВКЛ юридически признало беларуский язык государственным. Три века все службы воеводств и сами воеводы работали на беларуском языке.

Профессор Седов много лет вёл археологические раскопки на территории Беларуси в XX веке. Он накопил большой материал, который неопровержимо доказывает наличие балтского субстрата в формировании беларуской народности.

Археология и гидронимика, подчёркивает Седов, свидетельствует о формировании средневекового славянского населения Верхнего Подвинья и Поднепровья как из пришлых носителей славянского языка, так и путем славянизации аборигенных балтов. Участие балтского субстрата в формировании славян Беларуси наложило серьёзный отпечаток на антропологическое строение современного населения и проявляется в некоторых деталях этнографии этого края. Трудно исключить роль субстрата в образовании языка этого населения. В условиях контактирования славянского языка с балтскими вполне закономерно взаимное влияние. (9, с. 182).

Несколько иная аргументация в защиту теории балтского субстрата в формировании балтской народности у Ермоловича. Она дополняет аргументацию Карского и Седова. По утверждению Ермоловича, балтские элементы в Беларуси выявляются, прежде всего, в топонимике, гидронимике и диалектологии, а также в антропологии. Широко используя данные этих исследований, Ермолович в своей книге «Старажытная Беларусь» убедительно доказал смешение и взаимное влияние балтов и славян, в результате чего возникла народность беларусов.

Анализируя названия поселений, а также рек всех областей Беларуси, он нашел массу литовских названий (Гродненщина, Минщина, Брестчина), латвийских (Витебщина, Могилёвщина). На территории Бешенковичского, Верхнедвинского, Витебского, Толочинского, Чашничского, Глубокского районов Витебской области, пишет Ермолович, встречаются такие названия как Латыголь, Латыгово и им подобные. Исследователь обратил внимание на то, что ареал распространения латыгольских топонимов совпадает с областью бытования днепро-двинской археологической культуры балтов. Поэтому вполне допустимо, что её носителями были предки латыголов (10, с. 17).

Поскольку Седов провёл исследования беларуских курганов и «накопал» очень большой исследовательский материал, вернёмся ещё раз к его аргументам в защиту теории балтского субстрата в формировании беларуской народности. Завершив многолетние археологические раскопки в Беларуси и на Смоленщине, обобщив их результаты в книге «Славяне Верхнего Поднепровья и Подвинья», Седов показал роль балтского субстрата в формировании беларуской народности. В частности, он отметил, что обычай класть в могилу топоры и копья славяне заимствовали от балтов. Этот обычай распространился именно в той части восточнославянского ареала, где славяне смешались с балтским автохтонным населением. (9, с. 121).

В интервью беларуской газете “Літаратура і мастацтва” Седов отметил:

«Из материалов раскопок в Беларуси и на Смоленщине видно, что эти земли отличаются от Киевщины, земель Новгорода, Волыни и Польши особым типом украшений, которые можно сопоставить с древнелетувискими и древнелатышскими (нагрудные, шейные бусы, шейные гривны, культовые змеи). В большом количестве они сохранились на территории современной Литвы и Латвии, в меньшем – в Беларуси и на Смоленщине. В тоже время на Владимирщине, в Подмосковье, на Киевщине и Волыни таких украшений вообще нет» (12).

Балтский субстрат в образовании беларуской народности подтверждают данные антропологии, полученные в результате археологических раскопок на территории Беларуси и Прибалтики. Они свидетельствуют о формировании Валдайско-Верхнедвинского антропологического комплекса в зоне расселения балтских племен, позволяют говорить о совпадении археологического и антропологического ареалов, о сходстве строения черепов современных славян Беларуси (долихокранный среднелицый тип) с некоторыми сериями черепов из балтских могильников, а также о принадлежности Валдайско-Двинского комплекса наряду с Прибалтийским к единому кругу северных европеоидов.

Седов считал, что «именно это является доказательством того, что белорусская народность сложилась за счёт ассимиляции балтов». Он полагал, что никакими другими обстоятельствами формирование долихокранного среднелицого антропологического типа Средневековья и Валдайско-Верхнедвинского комплекса нашего времени в пределах балтского региона подтвердить невозможно (10, с. 176).

Наличие балтского субстрата у беларусов подтверждают и данные этнографии. Этнографические параллели между белорусами и балтскими народами весьма значительны. Например, у этих народов идентичны культы змей (ужей), камней и деревьев (дубов).

Весьма схожи у беларусов и балтов архитектура жилья и надворных построек. Национальная одежда беларусов и балтов тоже имеет много общего. Широко распространённую у этих народов вплоть до XX века обувь – лапти – беларусы заимствовали от балтов, ибо славяне до прихода на эту территорию такой обуви не знали.

Ефим Карский аргументировано доказывал, что постоянное общение балтских и славянских племен, из которых со временем вырабатывалась беларуская народность, неизбежно вело к заимствованию лексики обеими сторонами. Этот процесс затрагивал не только языки соседних племен, но и более дальних. Например, часть слов, заимствованных беларусами у литовцев и латышей, была знакома всем беларуским племенам, тогда как еще одна часть – только жителям северо-запада Беларуси. Карский подсчитал, что до 83 % беларуских слов имеют общие корни со словами балтских языков. Особенно много их в терминологии сельского хозяйства, рыболовства и бортничества. Вдобавок он привел 100 балтских слов, целиком заимствованных у летувисов и латышей. (13, с. 398).

Американский лингвист Ю. Шерех пришёл к выводу, что диалектная дифференциация восточнославянских языков является продуктом как колонизационных движений различных славянских групп, так и этнического разграничения субстратного наследия. В частности, учёный полагает, что «аканье» является результатом взаимодействия славянского языка с балтскими. Современные беларуские и в значительной степени украинские диалекты, по его мнению, находятся на территории балтского этнического субстрата. (14, с. 85—88).

Опираясь на исследования российских филологов, Седов заключил, что «дзеканье» и «цеканье» в беларуском языке – тоже результат влияния балтов. По его мнению, эти два обстоятельства позволяют говорить о взаимодействии восточнославянского языка с балтскими наречиями. Элементы «дзеканья» и «цеканья» свойственны только части восточнославянского населения, которое расселилось на территории балтоязычных племён и ассимилировало последних (10, с. 185).

В 1980-е годы украинские учёные, прежде всего профессор А. Непокупный, своими лингвистическими исследованиями доказали присутствие балтизмов во многих письменных источниках Беларуси и Украины XII—XIII веков.

В 1990 году на семинаре в Пскове, посвященном истории Псковской республики выступил литовский филолог Римша, который насчитал в беларуском языке несколько сотен балтизмов.

Таким образом, на территории будущей Беларуси происходило бытовое, культурное и языковое взаимодействие балтской и славянской культур, в результате чего постепенно формировалась беларуская народность.

Взаимной ассимиляции балтов и славян содействовали объективные факторы. Как свидетельствует археология, существенной разницы в социально-экономическом развитии славян и балтов не было. Это содействовало органическому слиянию славянского и балтского населения в единый социально-экономический комплекс.

В то же время следует учитывать, что данный процесс происходил достаточно сложно. Жившие рядом как бы островками, племена нередко воевали друг с другом. Особенно часто военные столкновения происходили в первые два столетия соседства. Раскопки могильников VII—VIII веков показывают захоронения воинов обеих сторон.

Важное значение в процессе слияния балтов и славян сыграла идентичность верований. Как славяне, так и балты были язычниками.

Христианство, принесенное из Киевского княжества, раньше всего появилось у дреговичей. Оно постепенно вытеснило язычество по всему ареалу протобеларуского населения. Это произошло значительно раньше, чем христианство проникло в Жамойтию.

ххх

Именно в результате появления славян на территории Беларуси и их совместной жизни с балтами возникли беларусы.

Тем не менее, российские историки в своем большинстве до сих пор выступают против теории балтского субстрата. В основе их аргументации лежат постулаты, сформулированные идеологами царского самодержавия и Русской православной церкви, а позже воспроизведенные идеологами КПСС. Таково «научное обоснование» шовинистической политики правителей России всех времен. Не случайно имперская символика сохранена в государственных атрибутах Российской Федерации.

Труднее понять, почему некоторые беларуские историки после обретения независимости в 1991 году продолжают рьяно защищать выдумки о «родстве» беларусов и россиян, их «славянской чистоте», о «братской любви» россиян к белорусам. Более того, время от времени появляются книги и статьи с антибеларускими выпадами, с лакейским восхвалением российского царизма и коммунизма.

Например, в 2003 году вышел учебник в двух частях “Гісторыя Беларусі”, который иначе как «идеологической отравой» не назовешь. Все походы московских царей против Великого Княжества Литовского объявлены в нем «русско-польскими войнами». Тринадцатилетняя война царя Алексея Романова против ВКЛ названа “нацыянальна-вызваленчай вайной супраць польскіх паноў і ўз’яднанне з Расіяй” (15, с. 210). Ни слова не сказано о разрушении и ограблении нашего края, о геноциде наших предков по религиозному признаку. А захват Беларуси Россией в конце XVIII века и обращение ранее свободного крестьянства в крепостное сословие (в рабов!) именуется в учебнике «объединением братских народов». И вот такое идеологическое извращение истории Беларуси бесстыдно преподносится под этикеткой «истинной истории»!

Идейные вдохновители авторов этого учебника в 60—70 годы XX века организовали борьбу против теории «балтского субстрата». Уже в тот период она поставила под сомнение «славянскую чистоту» происхождения беларусов, равно как и теорию единой древнерусской народности, из которой будто бы вышли русские, украинцы и беларусы. А это под корень уничтожало научные концепции многих беларуских историков – академиков, членов-корреспондентов, докторов и кандидатов наук. Поэтому они решительно выступили против этой теории, защищая собственное благополучное существование.

В 1973 году в Минске пытались организовать Всесоюзную научную конференцию на базе Института истории АН БССР по проблеме этногенеза беларусов, с той целью, чтобы «разбить идейно-порочную теорию балтского субстрата». Однако в тезисах многих докладов, присланных накануне конференции, содержалась поддержка этой теории. Это напугало высшее партийное руководство БССР, затеявшее проведение форума. Оно спустило «директиву»: конференцию не проводить. Директору Института истории Иллариону Игнатенко /занимал этот пост в 1969—1975 гг. – Ред./ поступило телефонное «указание» от секретаря ЦК КПБ по идеологии А.Т. Кузьмина: «материалы конференции уничтожить». И.М. Игнатенко, в свою очередь, приказал заведующему сектором профессору Адаму Залесскому сжечь тексты докладов, присланных на конференцию. Заядлый великорусский шовинист, ненавистник всего беларуского, Залесский с великой радостью выполнил приказ директора института.

В то время я работал в Институте философии и права АН БССР заведующим отделом социальных исследований. Однажды директор нашего института академик Казимир Буслов под секретом рассказал мне об этом злодеянии людей, смеющих называть себя учеными.

В настоящее время, несмотря на отсутствие прямого идеологического вмешательства властей и проправительственных организаций в научную деятельность, ряд историков Беларуси все еще отстаивает теорию «славянской чистоты» беларусов. Поэтому в журналы по общественным наукам, выпускаемые государственными издательствами (например, в журнал «Беларускі гістарычны часопіс»), а также в школьные и вузовские учебники «теория балтского субстрата» по-прежнему не допускается. Остаётся только надеяться, что, как и всякая научная концепция, достоверно отражающая реальность, теория балтского субстрата преодолеет догматизм и рутину беларуской историографии и займёт в ней достойное место.

Автор: Георгий Петрович Давидюк (1923 г.р. Несмотря на возраст бодр, весел и в своем уме) – беларуский социолог, доктор философских наук (1969), профессор (1970). В 1962—73 заведовал сектором социологических исследований Института философии АН БССР, затем возглавлял кафедру философии гуманитарных факультетов БГУ, руководил отделом социологии БГУ. http://voluntary.ru/dictionary/568/word/davidyuk-georgii-petrovich

Автор монографий «Критика теории единого индустриального общества» (1968), «Проблемы массовой культуры и массовых коммуникаций» (1972), «Введение в прикладную социологию» (1975), «Прикладная социология» (1979), а также свыше двухсот научных статей.

По теме:

Генафонд літвінаў-беларусаў
Аналіз гістарычнай дакладнасці афіцыйнай назвы Літоўскай Рэспублікі
"Крывавы патоп" у якім агрэсарам супраць дзяржавы Вялікага Княства Літоўска была Расея
Миф о триедином русском народе, состоявшем из великороссов, малороссов и белоруссов
Никакой «древнерусской народности» как общего корня русских, беларусов и украинцев не существовало
15 мифов российской истории
Этого нет в учебниках истории России. Россия - тюрьма народов
Беларусы – древнейшие жители Европейского континента
Беларусы - это литвины
Беларусы – славяна-балты
Беларусь: погружение в бездну

©Czesław List

Назад   →   Гiсторыя Беларусi    Расология
Tags: Беларусь, Расология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments