Czesław (czeslaw_list) wrote,
Czesław
czeslaw_list

Categories:

История зомбирования – Изнасилование масс

Изнасилование масс. История и теория зомбирования кажется невероятной - но особенно актуальна в наши дни.

Удивительны судьбы русских эмигрантов. Не всех, конечно. Об иных и сказать нечего. Но есть такие, что хватит не на один приключенческий роман. Такова судьба Сергея Чахотина. Она и началась необычно.

История и теория зомбирования «красного Геббельса»

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2014/04/10/1397123977_535352_78.jpg   Сергей Чухонин  →  Биография ученого и пацифиста Сергея Чахотина кажется невероятной - но особенно актуальна в наши дни

Сергей Степанович родился 13 сентября 1883 года в Константинополе в семье русского консула. Затем в Одессе поступил в гимназию, которую и окончил c золотой медалью. В 1901-м он студент-медик Московского университета. Но скоро исключен за участие в волнениях. Чтобы избежать ссылки, юноша едет в Европу.

Что он только ни изучает: физику, химию, зоологию… И в 1907-м оканчивает Гейдельбергский университет с высшим отличием, получив степень доктора философии. Работает в Мессине, исследуя микрофауну моря. Там и застает его землетрясение. 12 часов проведет он под руинами дома, что опишет в книге «Под развалинами Мессины. Рассказ заживо погребенного в землетрясении 1908 года».

Его приглашает в ассистенты великий Иван Павлов, которого Сергей Степанович всю жизнь называл учителем.

В 1917-м Чахотин бежит на Дон, в Добровольческую армию, где руководит службой агитации «Осваг». А в 1919-м из-под носа комиссаров скрывается за границу. Он всегда был мастером побега, что не раз поможет ему в жизни.

Чахотин работает во Франции, Германии, Италии, пишет для «Смены вех» и газеты «Накануне», дрейфуя к просоветской позиции. Получает советское гражданство.

В 1924 году наблюдает поход фашистов на Рим и взлет Муссолини. Он поражен: стоит фашисту войти в ресторан и отдать римский салют, и отвечают даже те, кому фашизм чужд. И это — не только страх. Чахотина интересует реакция масс, вопрос: как форма, символика, ритуалы, песни, парады помогают парализовать волю людей и править ими? Физиолог, он решает: пропаганда порождает рефлексы, их следствие — подчинение.

Увы, люди схожи с парамецией-туфелькой, которую он изучал в Мессинском заливе.
В 1930-м Чахотин едет в Германию. Дух Веймарской республики ему ближе диктатуры дуче. Он изучает воздействие ультрафиолета на клетку. Эти эксперименты заложили основы лазерной хирургии, которую применяют в борьбе с раком.

Но науке мешает политика.

Опыт тоталитарных движений, как и прежде, интересен Чахотину, но глубоко чужды и нацисты, и коммунисты. Сергей Степанович поддерживает социал-демократов.

Три стрелы

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2014/04/10/1397124115_109083_99.jpg

А те уже видят: надо биться на три фронта — с нацистами Гитлера, коммунистами Тельмана и националистами фон Папена, что хотят сокрушить демократию ее же оружием — выборами. Пора организовать движение, способное помешать этому.

В 1931-м создан «Железный фронт» (Eiserne Front) — союз, активисты которого были готовы драться с боевиками «Рот Фронта» и штурмовиками НСДАП на улицах и сражаться на не менее важном поле боя — в пространстве пропаганды.



Нацизм и советский социализм, - поразительное сходство

Тут и пригодились знания и энергия Чахотина. Вместе с молодым депутатом Карло Мерендорффом — социологом и публицистом — он возглавляет службу пропаганды. Меряется силами с Геббельсом.

Первая задача: приветствие и жест. Это просто: «Свобода!» (Freiheit) — и кулак над головой. Задача вторая: символ, энергичный, как свастика, но на нее не похожий. Сергей Степанович предлагает решение: три стрелы на красном фоне, направленные параллельно под углом вниз. Красный — цвет социал-демократии. Стрелы же имеют три прочтения: 1) «три врага: монархия, коммунизм, нацизм; 2) три силы, нужные для победы: политическая, экономическая, физическая; 3) СДПГ, «Рейхсбаннер», профсоюзы.

Отныне три стрелы на флагах, плакатах, значках и перстнях (уместных в драках с нацистами). Их рисуют на стенах поверх свастики и серпа с молотом. Хотя эмблема и сложна: свастику чертили двумя движениями, серп с молотом — тремя, а тут нужны четыре, а то и шесть…

Она стала важным фрагментом предвыборного плаката фронта: под лозунгом «Против Папена, Гитлера, Тельмана! Голосуйте за список 2. Социал-демократы» мозолистые руки рабочих бьют стрелами корону, свастику и звезду.

Добей врага!

http://www.novayagazeta.ru/storage/c/2014/04/10/1397123977_832729_44.jpg

Чахотин и Мерендорфф издают брошюру «Основы и формы политической пропаганды», где пишут: если вы вызвали у людей страх перед конкурентами и ненависть к ним — то победили на 80%; а если сделали их посмешищем — добили.

Одним из главных методов давления на соперников стали марши в поддержку республики. Чахотин настаивал: надо быть жесткими. Умение дать отпор — важный аргумент агитации. «В политике для большинства людей эмоции важнее доводов, расчетов и логики», — писал Чахотин, поэтому «пропаганда успешна, если управляет всеми главными стремлениями человека». Избиратель, видящий силу, поддержит сильного. И актив «Фронта» должен уметь драться.

Полувоенная форма — тоже пропагандистский ход. Как и флаги с крепкими древками. Провокаторов встречал суровый отпор. Порой шествия превращались в побоища. В 1932 году в Гамбурге «Фронт» втянулся в массовую драку штурмовиков и коммунистов. Погибли 18 человек. Одни говорили, это подорвало его репутацию, другие (как социолог Мерендорфф), что — подняло…

Чахотин работал хорошо. За год ряды движения заметно выросли. Его и впрямь стали звать «красным Геббельсом». Но это не то же самое, как если б Геббельса звали «коричневым Чахотиным». Его талант не спас «Железный фронт». Социал-демократы слишком поздно отбросили вялость и мягкость. Гитлер (тогда уже канцлер) провел предельно агрессивную кампанию, и на выборах 5 марта 1933 года НСДАП взяла 43,9% голосов. Немало «оттяпал» у «Фронта» Тельман. СДПГ получила 18,25%. Вторые. Конец. И не партии — республики.

Мастер побега

Проигрыш СДПГ стал крахом демократии. Уже никто не мог помешать нацистам утвердить в Германии тиранию Гитлера. 2 мая они запретили профсоюзы и «Железный фронт»; 14 июля — все партии, кроме НСДАП.

Выбор социал-демократов был невелик: перейти к врагу, сесть в лагерь, погибнуть или бежать. Лидер партии Отто Вельс покинул страну. Его примеру последовал Чахотин.

Он вновь показал себя мастером побега! Сумел провести немцев, с приключениями уехать в Данию, а потом во Францию… и вернуться к занятиям наукой. Сергей Степанович работает в Профилактическом институте и других авторитетных учреждениях. Получает премию Французской академии наук и Парижской медицинской академии.

Но работа не помеха политике. В 1936-м Чахотин и его стрелы понадобились французским левым социалистам. Он консультирует их лидера Марсо Пивера. А попутно пишет труд своей жизни — книгу «Изнасилование масс. Психология тоталитарной политической пропаганды». Скрупулезно анализируя эволюцию человека, профессор классифицирует инстинкты толпы, объясняя, как тираны обретают поддержку народов.

В книге две части. В 1-й автор излагает учение Павлова об условных рефлексах. Это основа его рассуждений. А разворачиваются они в части 2-й, где он сопрягает теорию Павлова с воздействием пропаганды на сознание — массовое и индивидуальное.

В чем же дело? Ряд сигналов вызывает предсказуемую реакцию как у животных, так и у людей, порождая неосознанные восторг и ненависть, депрессию или энтузиазм.

Бразилец Хозе Нето пишет, что книга Чахотина помогла ему понять, как диктатуры в его стране могли и запугать оппонентов, и подчинить волю простых людей.

В Бразилии ее издали в 1963-м. А через год изъяли: уж больно опасна для власти. А сначала она выходит в Париже в 1938 году, и вскоре — в Нью-Йорке, взорвав мозг элит.

Падение Франции застает Чахотина в Париже. Его отправляют в концлагерь. Эти 7 месяцев — самое страшное время в его жизни со дня землетрясения в Мессине. Но и тут он выходит из положения: его спасают ученые Института кайзера Вильгельма.

В 1949-м Чахотин участвует в Международном съезде сторонников мира. А через 9 лет — в разгар «оттепели» — едет на Родину. Там его ждет степень доктора биологии, замалчивание результатов работы, подозрения, отказы в поездках за рубеж.

Бежать из-за железного занавеса не удается. Он остается в СССР до конца своих дней — 24 декабря 1973 года.

Допускаю: если постараться, книгу «Изнасилование масс», или, как порой переводят ее название, — «Психологическое насилие над массами путем политической пропаганды» можно найти на русском языке. Было бы странно, если бы ей не пользовались местные пропагандисты.

  Источник


По теме:

Размеры и влияние российских спецслужб с приходом во власть бывшего сотрудника КГБ Путина В.В.
Мы имеем дело с опасностью, перед которой стоит вся Европа. Как остановить войну?
Путин и Четвертая мировая

©Czesław List

Назад   →   Рашизм   Россия   Зомбирование   Статьи и публикации  
Tags: Диагностика фашизма, Зомбирование, Рашизм, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments