Я

Взяли трех лет мальчика маленького в трусиках, как Иисуса на доску объявлений прибили

Взяли трех лет мальчика маленького в трусиках, как Иисуса на доску объявлений прибили. И это все на маминых глазах. Маму держали. И мама смотрела, как ребенок истекает кровью ...


   →   Беженка из Славянска вспоминает, как при ней казнили маленького сына и жену ополченца

По теме:

Я вынужден сделать замечание общего характера ... Не для слабонервных
Пока мы решаем, верить нам или нет, но дети индиго уверенно ходят по планете – Дети индиго России
Шедевры российской пропаганды. Часть 1. Хит парад от А до Я
Шедевры российской пропаганды. Часть 2. Хит парад от А до Я
Теория и практика гибридной «мятежевойны» — О психотипе русского ордынца
Бійці невидимого фронту
Драматические сцены из Мариуполя. Драма из трёх частей. Начало - Акты 1,2,3
Разрыв интернета
Принуждение к русофобии
Sinfónica de Rusia — Lacrimosa
Сегодня на повестке дня дело комсомольца Бирюкова
Мы ждём не дождёмся только вашего "Фас"


Автор-составитель  ©Czesław

Назад   →   Рашизм   Креатив   Україна   Зомбирование
"... В кругу соратников Николая Абрамчика возникла идея уйти от этнонимов Российский и белорусский, вернув более древние и, по их мнению, более соответствующие сроки кривичи, кривицкий. Высказывалось также мнение, что названия белорус и белорусский — это навязанные Россией в середине XIX в. Колониальные сроки вместо исконных исторических. Все это вместе, по мнению авторов проекта, должно было дыстанцыяваць белорусов от России и СССР. Наибольшим пропагандистом такой идеи был Янка Станкевич — в 1945 г. первый комендант белорусского лагеря в Регенсбург. Станкевич даже назвал этот лагерь Кривицкий поселением. Идеей замены прилагательного белоруски на кривицкий прониклись затем преподаватели Белорусском гимназии Антон Адамович, Александр Орса, Авген Калубович, Порфирий Трысмаков. Через некоторое время гимназия даже сменила название на Кривицкая (Белорусский), дошло также до переименования предметов ("Кривицкая язык", "История Кривии"), а иногда к исправлению стихов писателей (слово белорусский автоматически заменялось на кривицкий) [10].

Идея "Кривии" постепенно вышло за пределы гимназии, часть эмигрантов, прежде скаутская молодежь, также одобрила предложение — начали создаваться молодежные организации, имевшие в названии слова кривицкий (Кривицкий студенческое объединение, объединение кривичских скаутов на чужбине и т. д.). 5 мая 1946 г. на собрании в Регенсбурге Антон Адамович и Иван Станкевич прочитали доклад "Кривичи ли белорусы", где предложили в официальных документах в скобках после этнонима белорусы обозначать кривичи. Эта инициатива также была положительно воспринято участниками собрания [11].

Но постепенно оформился сопротивление сторонником замены этнонимов. И первыми здесь выступили родители учеников гимназии. 27 июня 1946 г., после окончания первого учебного года, они составили письмо-протест, в котором высказывали категорическое несогласие с отказом от слов белорус, белорусский. Позже на ix сторону стали переходить другие категории эмигрантов, часть которых только в послевоенных лагерях почувствовала себя белорусами. Это использовали сторонники Островского и Ивана косяками, которые умело сыграли на "белорусских" настроениях эмигрантов, начав позиционировать себя как "белорусы". Увидев опасность потерять сторонников, соратники Абрамчика дали задний ход. Редакция газеты "Белорусские новости", которая была неофициальным органом Абрамчика в 1945 — первой половине 1947 г., даже напечатала специальная статья, где расставлялись все точки над "и". В статье обращалось внимание на вредность замены этнонимов Беларусь и белорусский на Кривия и кривицкий, что, по мнению подписантов письма, "может привести к недоразумениям в эмиграции, а это очень опасно для белорусского общества" [12].

Однако слова Кривия, кривицкий еще долго использовали политические оппоненты. От 1947 слова кривичи начало прочно ассоциироваться со сторонниками Рады БНР. Иногда доходило до острых конфликтов. Так, на церковно-общественном празднике в Михельсдорфе (куда был переведен лагерь с Регенсбург) в мая 1948 г. белорусские скауты, которые держали знамя с надписью "Кривия", были жестоко избиты представителями церковного комитета — "белорусами")".